"РОСКОН" ИЗНУТРИ

Дневник поражений и побед

 

Кто регулярно читает "Книжное обозрение", уже привык, что после крупных конференций по фантастике в газете появляется подробный отчет об этом событии. Увы, на сей раз штатный обозреватель "КО" представить такой отчет не вправе. Дело в том, что он, приняв посильное участие в организации I Всероссийской конференции по фантастике - "Роскона" (прошел с 15 по 18 февраля в подмосковном пансионате "Боровое"), напрочь утратил способность объективно оценивать происходящее. "Роскон" кажется ему самым плодотворным, самым конструктивным, самым многолюдным фантастическим форумом России (насчет последнего - святая правда: все-таки целых 230 участников - больше на "неролевых" тусовках не бывает). Как же удовлетворить любопытство тех читателей, которые хотели бы узнать о "Росконе-2001" подробнее? Похоже, остается только опубликовать дневниковые записи, сделанные по ходу конвента. Познакомить, так сказать, с "Росконом" изнутри...

 

15 февраля. День заезда. Согласно оргкомитетскому распределению обязанностей сопровождаю в "Боровое" вечернюю партию заезжающих. Два автобуса заполнены процентов на 80. Если с утра была такая же заполняемость, народу будет меньше, чем мы рассчитывали. По прибытии на место узнаю, что утренние автобусы были набиты битком, а народу приехало даже несколько больше. И тут же первый наш организационный "прокольчик": длинные очереди при заселении. Вроде и анкету участника еще в автобусе раздали, а все равно... Почти сразу же срывается одно из запланированных мероприятий - показательный бой на мечах. Тут мы даже и не виноваты: авиакомпания "Люфтганза", услугами которой воспользовались американские гости "Роскона" Николь Харш и Майк Сакута, потеряла их сумку с мечами. Мы-то, конечно, не виноваты, но кому от этого легче?.. Не проходит и часа, как выясняется: под угрозой еще одно мероприятие - показ "молодого фантастического кино". Привезенный киномеханик обследовал киноустановку местного зала и вынес вердикт: неработоспособна. Хорошо еще, Андрей Щербак-Жуков, ответственный за показ, заранее позаботился о видеокопиях. Переносим мероприятие в один из холлов пансионата, и оно, слава Богу, начинается. Особенно интересует всех экранизация пелевинского рассказа, предпринятая режиссером Ульяной Шилкиной.

Ближе к ночи переписываю "Фанфары "Роскона" с компакт-диска на кассету (в актовом зале "Борового" нет устройства для воспроизведения компакт-дисков). Отныне им предстоит звучать во время всех официальных церемоний конвента. С "Фанфарами..." - отдельная история. Они бесцеремонно позаимствованы у одной известной в прошлом западной поп-группы и аккуратно "подчищены" на компьютере. Узнать первоисточник почти невозможно. Магия современной техники...

 

16 февраля. Официальное открытие конференции. Проходит оно, мягко говоря, без лишней помпы - после нескольких приветственных выступлений микрофон попадает к Диме Володихину, который объявляет "Роскон" открытым. Деловой настрой надо поддержать, и на сцену поднимается харьковский писатель Андрей Валентинов. У него самый серьезный, самый концептуальный доклад конвента - о необходимости и возможности создания ассоциации русскоязычных фантастов. Логика вроде бы железная: все вокруг (кроме издателей и читателей) продолжают держать фантастику в некоем гетто, значит, надо объединиться и заставить с собой считаться. Но потом происходит неожиданное: Валентинов в пух и прах разносит собственное предложение, обрисовав гипотетическую перспективу вырождения еще не созданной ассоциации в подобие Союза писателей советских времен. Эта перспектива не нравится почти никому. И потому, несмотря на наличие осознаваемых многими общецеховых интересов, вопрос откладывается до лучших времен.

Между тем начинается первый этап голосования по премиям "Роскона" - довольно безрассудный эксперимент организаторов, которые отказались от каких-либо номинационных комиссий, свели все художественные и критические публикации 2000 года в одну брошюрку и предложили гостям конвента для начала выбрать из 651 и 108 позиций (соответственно) по десять лучших. Мне же приходится рыскать по всему пансионату в поисках фантастов Л., Б. и Г., которые в предварительном порядке дали согласие участвовать в намеченном на сегодняшний вечер шоу "Критики против писателей". Фантасты, надо отдать им должное, от своих слов не отказываются, правда, они еще не подготовились, но к полдесятому что-нибудь придумают...

После обеда стартуют первые семинары - по кино (ведет Дмитрий Байкалов) и по ролевым играм (ведет Владислав Гончаров). Приятный сюрприз: народ на семинары пришел и вовсю дискутирует. А ведь у него была соблазнительная альтернатива - катание на лошадях и снегоходах (впрочем, желающих покататься сыскалось тоже немало)... Незаметно спускается вечер, и вот уже пора вручать призы. Приехавший из Москвы Кир Булычев - покровитель новой премии "Алиса" (за лучшую детскую фантастику). В 2001 году эта премия присуждается московскому писателю Андрею Саломатову, а вручает ее повзрослевшая Наташа Гусева, которая сыграла Алису в культовом телесериале "Гостья из будущего". Еще один лауреат - Василий Головачев, получивший от Фонда развития фантастики приз "Золотой шлем". Премия оргкомитета под скромным названием "Большой Роскон" достается дорогому гостю из Польши - пану Анджею Сапковскому, который уже изрядно подшофе, однако находит в себе силы сказать несколько благодарственных слов. Под конец объявляются результаты голосования. Моя статья "Из тупика" не просто попадает в десятку, но собирает наибольшее число голосов. Ура? Пожалуй, подождем до второго тура.

А конвент уже перемещается в дискобар. Тут и должно состояться то самое шоу. Но где же Л., Б. и Г.? Их и след простыл. Ну, спасибо, коллеги, удружили. Пока выступает певица Феличита, срочно ищу замену. Соглашаются помочь Андрей Плеханов и Эдуард Геворкян, но самопожертвование, увы, не заменит предварительной подготовки. К сожалению, от шоу придется отказаться. Выхожу на сцену и произношу волшебное слово: "Буркин!" Дискобар отзывается возбужденным гулом. Ради того, чтобы послушать песни томского писателя Юлия Буркина, многие любители фантастики готовы пожертвовать не только неведомым шоу, но и кое-чем посущественней. Горькую пилюлю немного подслащает сообщение о том, что авиакомпания "Люфтганза" все-таки нашла сумку с мечами американских гостей.

 

17 февраля. День главных премий и фуршета. Начинается он с пяти семинаров - по сетературе (ведет Дмитрий Ватолин), фантастиковедению (ведет Дмитрий Володихин), НФ (ведет Эдуард Геворкян), фэнтези (ведет Ольга Елисеева) и проблемам перевода (ведет Владимир Баканов). Везде народ, везде бурные споры. Одновременно проходит встреча молодых авторов с представителями издательств ("АСТ" и "ЭКСМО-Пресс"). Здесь вообще яблоку негде упасть - вот сколько у нас, оказывается, молодых писателей. Перемещаясь с семинара на семинар, участники "Роскона" ухитряются еще и проголосовать во втором туре. Наконец счетная комиссия во главе с Вадимом Чиковым может приступать к работе...

И вот наступает пора объявлять результаты голосования. В номинации "Критика" главный приз ("Золотой Роскон") присуждается Дмитрию Байкалову и Андрею Синицыну за статью "Ровесники фантастики". На втором месте - Эдуард Геворкян со статьей "Последний бастион". Мой опус где-то в середине десятки. Чуяло сердце... Хотя, с другой стороны, спасибо, что вообще его помнят: вышел-то он, как-никак, почти год назад. Так что можно с чистой душой радоваться за лауреатов в номинации "Художественное произведение". "Бронзовый Роскон" достается Г.Л.Олди за роман "Одиссей, сын Лаэрта", "Серебряный Роскон" - Евгению Лукину за роман "Алая аура протопарторга", "Золотой Роскон" - Сергею Лукьяненко и Владимиру Васильеву за роман "Дневной дозор". Но водопад наград еще не иссяк, на очереди - призы литературно-философской группы "Бастион". Дипломы получают Дмитрий Янковский и Ольга Елисеева, главный приз - небольшой, но изящный меч - Вячеслав Рыбаков из Санкт-Петербурга (за высокий накал гражданственности в романе "На чужом пиру"). Рыбаков салютует залу мечом и говорит: "Служу России". И в этом нет никакой позы, никакого фальшивого пафоса - кто читал книги петербургского писателя, знает, что у него есть право так говорить... По иронии судьбы сразу после Рыбакова на сцену вышли злополучные американцы со своими мечами и принялись демонстрировать основные приемы и трюки исторического фехтования. Яркий пример смешения жанров, столь свойственного нашей эпохе...

А фуршет получился довольно-таки бестолковым. В людской массе то и дело мелькали до боли знакомые лица московских фэнов, которых привела в фуршетный зал не только любовь к фантастике, но и пристрастие к дармовому угощению. Оргкомитет хотел было "отсечь холяву", однако потом малодушно отступил, решив не портить праздника ни другим, ни себе.

 

18 февраля. День отъезда. Участники конвента сумрачно бродят по коридорам. Я сижу в кресле и читаю малую фантастическую прессу - свежие номера пермской "Лавки фантастики", липецких "Семечек", московского "Фантаста". Не пройдет и полдня, как я вновь окажусь в столице России, где, помимо прочих достопримечательностей, находится редакция газеты "Книжное обозрение".

 

Сокровенным поделился Александр РОЙФЕ